ГЕРАКЛИТ

Каталог статей
Меню сайта

Форма входа

Поиск



Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Приветствую Вас, Гость · RSS 19.11.2017, 07:45

Главная » Статьи » Актуальные исследования

Вольф М.Н. О трех базовых антитезах онтологии Гераклита (с комментариями)

М.Н. Вольф

О трех базовых антитезах онтологии Гераклита*

[Текст с комментариями]

Гуманитарные науки в Сибири. №1. 2006.
http://www.nsu.ru/classics/bibliotheca/wolf_heraclit_anti.pdf


Статья М.Н. Вольф "О трех базовых антитезах онтологии Гераклита" приводится здесь с комментариями (ссылка на исходный текст выше). Для этого она разбита на ряд смысловых частей, к которым в столбце рядом даются пронумерованные комментарии. В комментариях условно можно выделить 3 плана: 1 - краткое изложение; 2 - замечания по применяемой методологии; 3 - другие замечания, выводы.
Эта публикация помещена в раздел "Актуальные исследования" и является в том числе поиском наиболее эффективных форм работы. Если кто-то захочет дать свои комментарии, то их можно будет как давать после текста, так и дополнять замечания в тексте.

Авдевич Виктор, avictor0107@gmail.com, 25.01.2009



1 Досократики, начиная познание вещей, прежде всего, на наш взгляд, должны были определиться с тем, на что конкретно будет направлено познание и ввести иерархию познаваемых вещей. Исходя из познаваемости начала и благодаря ему познание сущего видится (во всяком случае, на первых этапах развития философии) вполне осуществимым, но эта простота кажущаяся, поскольку по мере становления ранних досократических философских концепций завершается формулировка проблемы начала и наступает осознание сложности ее структуры.

То, что множественность неприемлема в качестве основания для познания вещей и мира в целом, видно уже в изречениях Фалеса. Фалес был первым, согласно традиции, кто заговорил о начале. Он же первый характеризует начало различными способами. Помимо воды в качестве материального начала («того, из чего все») у Фалеса, очевидно, было представление о еще одном начале (либо его атрибуте), функцию которого определить трудно, ясно только, что оно недостаточно отделено от божественного и это то, благодаря чему все происходит. Анаксимандр, вслед за Фалесом задается вопросом «из чего все». Милетцы нигде не говорят о вещах как таковых, не определяют их статус как сущего, более того, вещи и явное не различимы как сущее. Исходный тезис милетской школы мы могли бы сформулировать следующим образом: «чтобы понять, каковы вещи, нужно исходить из характеристик порождающей их субстанции». Эта позиция представляется в некоторой степени неизжитым генетизмом, когда характеристики порожденного в той или иной мере соответствуют характеристикам порождающего. Тем самым видно, что сущее и его начало противопоставляются как по статусу, так и по своим характеристикам. Само начало не есть сущее, а является чем-то совершенно инаковым по отношению к нему. В философии Анаксимандра в добавление к схеме рассмотрения начала у Фалеса - «то, благодаря чему» и «то, из чего все», - мы находим еще одну дополнительную характеристику, характеристику действия: «то, посредством чего» начало действует или его инструментальную характеристику. Она четко не зафиксирована в его концепции, но тенденция к ней намечена в самом блоке рассмотрения внешних характеристик начала. Характеристики действия, как правило, соотносят начало и сущее. Начало есть нечто порождающее, но механизм этого порождения не вполне ясен. определиться с тем, на что конкретно будет направлено познание и ввести иерархию познаваемых вещей. Исходя из познаваемости начала и благодаря ему познание сущего видится (во всяком случае, на первых этапах развития философии) вполне осуществимым, но эта простота кажущаяся, поскольку по мере становления ранних досократических философских концепций завершается формулировка проблемы начала и наступает осознание сложности ее структуры.
1.1 Вольф: Досократики, в частности философы милетской школы, решали "проблему начала"...

1.2 Вообще, по отрывкам, фрагментам ранних греческих философов зачастую трудно судить даже о том, каких взглядов они придерживались (каких результатов добились), а уж о том, какие они при этом решали задачи, что подвигло их на те или иные исследования - и подавно трудно судить. Автор не ведет исследование вопроса, не ссылается на другие исследования, а просто декларирует, что у досократиков "завершается формулировка проблемы начала" и т.д.

1.3 Подход, когда предшественники рассматриваются с точки зрения сегодняшних представлений, скажем, о способах проведения научного исследования, о том как они "должны были" вести такое исследования, не очень хорош вообще, а для научного обращения к ним противопоказан, думается.

1.4 Дошедшие до нас изречения Фалеса очень немногочисленны.  Тот факт, что в каких-то из них делаются попытки вывести все из одного начала, еще не означает, что он подходил к проблеме не целостно, а односторонне, что он считал будто "множественность неприемлема в качестве основания для познания" вообще. В том виде, как утверждение представлено - это современная экстраполяция, и я бы сказал, очень неряшливая экстраполяция.

1.5 Что за "зверь" такой: "неизжитый генетизм"? Что, всякий генетизм хорош только, когда он полностью "изжит"? :)

2 Гераклит, вероятнее всего, уточняет позицию Анаксимандра в отношении начала. Его αρχή также трояко. Ум или мудрый (γνώμη, το σοφόν) как управляющее начало - собственно архэ и его самостная характеристика, Огонь - материальное начало, «то, из чего» и, наконец, Логос - инструментальное начало, «то, посредством чего» осуществляется сообщение и контроль над миром. Но, помимо начала, у Гераклита более четко прописана и структура сущего, заданного через противоположности, и противоположности - это способ описания космологии чувственного мира. Ясно, что такая схема уже не достаточно проста, поскольку нет однозначности ни в понимании начала, ни в понимании сущего. Те варианты трактовки отношений начала и сущего, которые уже, вероятно, рассматривались философами до Гераклита, иногда оказывались взаимопротиворечащими, как, например, понимание начала чем-то одним в ряду с порождаемыми вещами (противоположностями) как то, что возмещает «бесполезную трату» и, тем самым, вовлечено в изменения в мире (пусть не в сам процесс становления и изменения, но как нечто регулирующее эти изменения), и начало как объемлющее, «граница мира», с одной стороны предотвращающая дальнейшую дифференциацию и тем самым упорядочивая сущие («все вещи» при всем своем многообразии все-таки конечная величина), и с другой стороны, именно начало делает сущее ограниченным, позволяя ему тем самым существовать. Именно на разрешение этих внутренних противоречий милетских взглядов на начало посредством использования концепции противоположностей и был направлен один из разделов учения Гераклита. 2.1 Вольф: Гераклит уточняет позиции милетцев в вопросе о начале и один из разделов его учения направлен на разрешение противоречий в их взглядах.

2.2 С учетом делаемых самим Вольфом оговорок ("вероятнее всего" и т.п.), а также того факта, что Гераклит ни у кого не учился и никого из милетцев в известных фрагментах не упоминает, утверждение, что он продолжил дело милетцев, является слишком произвольным.

2.3 Тезис о трояком понимании архэ Гераклитом требует обоснования и обоснования, а не декларирования.

3 Прежде, чем перейти к рассмотрению этого раздела учения Гераклита, мы остановимся на той позиции, которую мы занимаем по отношению к способам исследования наследия Гераклита. Многие поколения исследователей предпочитали видеть в учении Гераклита собрание анекдотов и «темных» высказываний профетического характера, отметая саму мысль о рациональных основаниях философских построений. Эта точка зрения, во многом обусловленная разрозненностью и краткостью фрагментов была центром притяжения для многих мистически ориентированных реконструкций. Другая крайне популярная позиция рассматривает Гераклита как первого диалектика античности, заложившего основы общей теории развития как учения о тождестве противоположностей и их взаимоотношения как противоречия. Еще одно направление, которое также весьма популярно и которое часто называют собственной деятельностью историков философии - собрание, издание и комментарий к оригинальным фрагментам. В основном в этой области работали западные исследователи и именно на западе были изданы многочисленные комментарии и публикации фрагментов, как специальные, так и в рамках всей досократической философии1. Именно в этой традиции преимущественно отдается предпочтение подходить к Гераклиту как философу преимущественно рационалистических взглядов. Все перечисленные направления нередко пересекаются. Если рассматривать учение Гераклита с позиций постановки проблем - того какие именно проблемы он решал, и как они были поставлены, тогда иначе чем с рациональных позиций оценить его вряд ли получится. Именно с позиций признания рациональности философского учения Гераклита в данной статье мы рассмотрим ту общую базисную структуру, которая является основанием для формирования основных проблем и вариантов ответа на них, а именно проблемы начала у Гераклита.
1 Kirk G.S. Heraclitus: The Cosmic fragments, 2nd ed. Cambridge, 1962; Marcovich M. Heraclitus. Greek text with a short commentary. Venezuela, 1967; Mondolfo R., Tar an L. Eraclito — testimonialize e imitazione. Florence, 1972; Kahn C.H. The Art and Thought of Heraclitus. An edition of the fragments with translation and Commentary. Cambridge, 1979; Conche M. Heraclite. Fragments. P., 1986; Kirk G.S., Raven J.E., Schofield M. The Presocratic Philosophers. Cambridge, 1983.
Существует также несколько русских переводов, все они сделаны достаточно давно: перевод Г.Ф. Церетели в приложении к кн.: Таннери П. Первые шаги древнегреческой науки. С предисловием А. И. Введенского. СПб., 1902; В.О. Нилендер. Гераклит Ефесский. Фрагменты. Перевод В. Нилендера. М., 1910; А.О. Маковелъский. Досократики: Первые греческие мыслители в их творениях, в свидетельствах древности и в свете новейших исследований. Историко-критический обзор и перевод фрагментов, доксографического и биографического материала А. Маковельского. Ч. I—Ш. Казань, 1914—1919. Из относительно современных переводов — М.А. Дынник. Материалисты Древней Греции. М., 1955. Следует отметить перевод фрагментов B.C. Соколова в приложении к книге Михайлова Э.Н., Чанышев А.Н. Ионийская философия М., 1966. Также в российской науке была предпринята попытка С.Н. Муравьева собрать корпус свидетельств о жизни Гераклита, которая, на наш взгляд, так и не получила должного отклика у историков философии античности: С.Н. Муравьев. Traditio Heraclitea (А). Свод древних источников о Гераклите. Серия публикаций в журнале «Вестник древней истории», 1984-1990 гг.). Наиболее популярным является издание А.В. Лебедева. Фрагменты ранних греческих философов. Ч. 1. М., 1989. Других специальных попыток перевода фрагментов Гераклита на русский язык, насколько нам известно, не предпринималось.
3.1 Вольф: Примыкаю к исследователям, признающих, что учение Гераклита имеет рациональные основания.

4
2 Marcovich M. Heraclitus. Greek text with a short commentary. Venezuela, 1967. - см. вкладку сс. 160-161.
Обычно, реконструируя учение Гераклита, принято отмечать многие пары противоположностей в духе произвольно составленной пифагорейской таблицы Аристотеля (наиболее полной представляется т.н. «Таблица противоположностей в Гераклитовой доктрине логоса», предложенная М. Марковичем)2. Но в учении Гераклита помимо противоположностей, отражающих структуру мира, есть иные, которые позволяют характеризовать не сам мир, все вещи и процессы в мире, а отношения внутри него. Другими словами, все вещи и процессы мы можем в общем виде привести к трем парам противоположностей, посредством которых формируются и задаются исходные условия для познания мира, более того, данные антитезы формулируются в попытке подвести итог представлениям милетцев и Ксенофана и разрешить те противоречия в понимании начала и сущего, которые уже успели сложиться ко времени становления философии Гераклита. Гераклит посредством формулировки этих антитез не столько предлагает способы своего прочтения проблемы, сколько систематизирует накопленный материал, классифицируя варианты понимания начала, а уже исходя из получившейся общей описательной схемы, формулирует и решает проблему начала и сущего.

Итак, в основу разрешения противоречий между пониманием начала и сущего Гераклит ставит свою концепцию противоположностей, а именно «все есть противоположности». И если все вещи в совокупности есть набор многочисленных оппозиций, то для того, чтобы перейти к началу и его пониманию, Гераклит задает своего рода мета-уровень противоположностей или противоположности следующего, более высокого, категориального уровня, чтобы описать именно взаимосвязи и отношения между вещами и началом.

Такого рода категориальных противоположностей или антитез в учении Гераклита было три и, как кажется, он понимал их сходным с Аристотелем образом - как в некотором смысле категориальные основы или высшие родовые понятия. Они также несводимы друг к другу, но при этом позволяют описывать разные аспекты вещей, и в первую очередь - их взаимоотношении с началом, разные стороны представлений об архэ. Эти «категориальные основы» таковы: «явное - скрытое» (φανερός - αφανές), «единое (одно) - многое» (εν - πάντα (pollwn)) и «общее - особенное» (ξυνόν (κοινόν) - Ίδ'ιον). Ниже мы постараемся показать, что представляют собой эти антитезы и почему среди множества других противоположностей, о которых ведет речь Гераклит, именно эти следует понимать как базисные.
4.1 Вольф: Гераклит выделял особо три пары противоположностей ("мета-противоположностей"), которые характеризуют отношения внутри мира, и с их помощью он "решает проблему начала и сущего" и т.д.

4.2. Все это утверждения, которые обещают ниже обосновать ("показать... что... и почему...")

5
3 Подробно см.: Вольф М.Н. Понятия «явное и неявное» как базис для формирования гносеологической проблематики Гераклита // Вестник ПТУ. Серия: Философия. Т. 3. Вып. 1. с. 80-88.
Что касается первой антитезы, «явное - скрытое», то она определяют своего рода фундамент для установления способа познания, являясь исходной для закладки оснований деления бытия на умопостигаемый и чувственно воспринимаемый уровни, т.е. это та антитеза, в рамках которой были поставлены и решались Гераклитом основные гносеологические проблемы. Решая проблему начала и сущего, досократики исходили из признания наличия базового познавательного метода. Иными словами, только определив исходные условия познания (в первую очередь, признав саму возможность познания), можно задумываться о том, что именно подлежит познанию, т.е. оценивать его с позиций применимости метода и познаваемости «вещи» (в самом широком смысле этого слова, или объектов познания). Гносеология здесь определяется позициями «как познавать» (чистый метод) и «что вообще может быть познано». Согласно Гераклиту, помимо очевидных, непосредственно данных вещей есть некоторые скрытые формы существования, которые, тем не менее, люди (а лучше сказать, некоторые люди) способны выявлять с помощью тех или иных способов, тем самым они становятся явными, очевидными и доступными для всеобщего познания. Гераклит указывает на невозможность познания при недостатке доказательных средств, а сам процесс познания, вероятно, понимается как переход от неочевидного к доказанному, и, следовательно, получившему очевидность, или, иначе, от скрытого к явному. На основании этого можно утверждать, что Гераклит осознавал, что выявление неявного - это доказательная, рационалистическая процедура, а не мистический акт. Таковым, в частности, является способ познания начала на основании «того-что-есть» или сущих вещей3.
5.1 Вольф: Первая базисная, основополагающая антитеза  - это "явное - скрытое".

5.2 Эта пара противоположностей присуща, вообще-то, не столько отношениям внутри мира (см. 4), сколько конкретно процессу познания человека (относится к гносеологии, а не к онтологии - см. название).

5.3 Интересно, а сами досократики знали, что они "исходили из признания наличия базового познавательного метода"? :)

5.4 Интересный переход от "вероятно" к "на этом основании можно утверждать"...

6
4 См. например, Кессиди Ф.Х. Гераклит. М., 1982. С. 74,110 и др.
5
Stokes M.C. One and many in presocratic philosophy. Cambridge, Massachusets, 1971. 355 с. С . 8.
Две другие антитезы - «единое - многое» и «общее - особенное» - традиционно отождествлялись, особенно это касается отечественных исследований в диалектической традиции4. Сам Гераклит вполне четко разводит эти две антитезы.

Антитеза «единое - многое», часто подаваемая как проблема, видится исследователям наиболее разработанной проблемой в истории древнегреческой философии (особенно ионийской и элеатовской) и она же является и наиболее обсуждаемой. Формулировку этой антитезы как проблемы приписывают, как правило, Аристотелю. Он обращался к ней уже в ранних своих работах, в частности, «О противоположностях», в которой пишет, что каждая оппозиция внутри терминов некоторым образом сводится к противоположности между терминами «одно» и «многое»5. Каким образом противоположности могут быть сводимы к этой одной оппозиции, он и его комментаторы не сообщают, но из текста «Метафизики» становится ясно, что именно «единое - многое» понимается Аристотелем как первичное различение бытия.
6.1 Вольф: Гераклит четко различал антитезы "общее - особенное" и "единое - многое", последнюю же антитезу сформулировал первый только Аристотель.

6.2. При чем тут Аристотель, который жил позже Гераклита?

7
6 Marcovich M. Heraclitus... c. 108. Мы допускаем трактовку для συνάιδον διάιδον как «пребывающее вместе в течение долгого времени» и «пребывающее раздельно в течение долгого времени».
Гераклит противопоставляет единое (εν) многому, не всегда четко определяя последнее: это либо πάντα либо pollwn, многое или всё. Наиболее ярко эта антитеза представлена во фр. 26 Mch: «... мудрость в том, чтобы знать все как одно».

Разведение «единого - многого» и «общего - особенного» у Гераклита появляется, на наш взгляд, как следствие попытки разрешить проблему начала в том виде, в каком она была поставлена милетской школой (и, как свидетельствуют его возмущенные отзывы на учение Пифагора, пифагорейцами). Напомним, что милетцы и вероятно, пифагорейцы, в своих рассуждениях о начале четко не определили взаимосвязь множественности сущего и единственности начала. После милетцев единое мы можем понимать в двух значениях - как нечто одно (единственное и тем самым не допускающее никакой множественности в себе, противопоставленное всему как субстанциальное начало) и как нечто, состоящее из многих частей, как составное, объединяющее в себе, ограничивающее собой и включающее в себя весь набор сущих (в этом случае множественность сохраняется, но в составе единого), в любом случае оно противопоставлено многому, но каким именно оно является по своим характеристикам, не вполне ясно. Первого пути, как полагают, придерживался Парменид, а второе традиционно приписывается натурфилософам и их последователям, признающим начало состоящим из стихий (элементов или στοιχεία).

Именно эту неоднозначность прочтения εν мы можем увидеть во фр. 25 Mch: «сочетаются <вещи> целые и нецелые, собирающееся вместе и расходящееся в разные стороны, созвучное и несозвучное, из всего - одно, и из одного - все» (συλλάψιεσ δλα και ούχ δλα, συμφερόμενον διαφερόμενον, συνάιδον διάιδον εκ πάντων εν και εξ ενός πάντα). Этот фрагмент в отношении его места в системе Гераклита и его книги «тёмен», но зато весьма полезен в том плане, что содержит указание на то, что εν является составным, оно есть результат сведения вместе различных других составных принципов и тем самым является чем-то единым, что способно расчленяться на множественности различного порядка, три типа которых Гераклит и приводит: целое; сводимое, собираемое вместе; и созвучное (причем не обязательно в отношении звуков, это слово может отражать гармоничное вообще, на что указывает само слово - Гераклит здесь, по мнению исследователей, использует не устойчивое понятие, а собственный неологизм6). Отсюда видно, что в антитезе «единое - многое» единое не подразумевает смысл «одно» и представляет собой некоторый уровень обобщения по отношению к различным категориям составных групп вещей.
7.1 Вольф: Гераклит противопоставлял единое многому, при этом многое определял не четко, а единое, так получается по Вольф, подразумевал не "одно", а некое обобщение.

7.2. Для обоснования приводятся отрывки из двух фрагментов Гераклита, из которых, кстати, можно сделать и тот вывод, что Гераклит отождествлял (а не противопоставлял) единое и многое...

7.3 Опять: Гераклит пришел к этой антитезе, потому что решал проблему начала милетцев... И здесь этот тезис (гипотеза по сути) не обосновывается, а служит "основанием" для дальнейших выводов, для "обоснования".

8
7 Аристотель. Соч. в 4-х тт. Т. 1. с. 174-175.
Более того, именно такую взаимосвязь межу понятиями «единое» (εν), «целое» (όλον) и «всё» (πάν) хорошо показал Аристотель в своем «словаре терминов» в Met., 5 (1023Ь26 - 1024а10). «Целым (όλον) называется [1] то, у чего не отсутствует ни одна из тех частей, состоя из которых оно именуется целым от природы. А также [2] то, что так объемлет объемлемые им вещи (το περιέχον τα περιεχόμενα), что последние образуют нечто одно (εν); ... каждая из этих вещей есть одно, или так, что из всех них образуется одно. ...целостность есть некоторого рода единство (της όλότητος ενότητος τίνος). ...[3] из относящегося к количеству, имеющего начало, середину и конец, целокупностью (πάν или всем) называется то, положение частей чего не создает для него различия, а целым - то, у чего оно создает различие»7.
8.1 Вольф: Гераклит понимал "единое" схожим образом с Аристотелем, который писал...

8.2. Даже если это так, то как это объясняет, почему Гераклит пришел к тому или иному пониманию "единого" и т.д. Сочинений Аристотеля он читать точно никак не мог.

9 Итак, εν по Гераклиту должно пониматься как нечто исчислимое. С одной стороны оно составное, т.е. не одно по числу, а то, что состоит из множественности, собирается из многих. Точно также собирается из множественности, по одной из интерпретаций, начало Анаксимандра - апейрон, являя собой только границу для сущих, по сути само оказываясь составным из всей множественности. Именно этот смысл можно усмотреть в пункте [2] процитированного выше фрагмента как указание именно на такое начало, которое объемлет вещи и должно пониматься как «граница мира» и нечто, тем самым состоящее из множества сущих, которые объемлет - единое тем самым действительно составное, а целое является вариантом составности. С другой стороны, как видно из фрагмента 85 Mch: «Ибо мудрым можно считать только одно (εν): ум (γνώμη), могущий править всем через все», даже в том случае, если εν понимается как одно по числу, отношение с множественностью сохраняется приблизительно в том же аспекте «охвата» многих вещей, в данном случае через их подчинение, управление ими. 9.2 Вольф (вроде вывода):  Гераклит понимал "единое" как нечто исчислимое, составное, хотя есть свидетельства, что "единое" он понимал и как одно по числу...

10
8 Секст Эмпирик. Против ученых, VII, 133 // Сочинения в 2-х тт. Т. 1. М., 1975. с. 87. Фрагмент цитируется по изданию «Фрагменты...» с частичной заменой перевода языком оригинала.
Зачастую все же употребление εν подразумевает нечто, не способное быть разделенным на части, одно по числу (как элеатовское εν), у Гераклита же этот смысл подлинного, неделимого единства задается совершенно иным словом - «общее». Эта другая пара противоположностей - антитеза «общее - особенное», носит у Гераклита, как отмечалось выше, совсем иной смысл. Общее - это несомненно ξυνός, что видно из разных фрагментов (например, IMch, 2Mch, 23Mch и др.). Как может быть задана его противоположность? Гераклит использует именно ту пару оппозиций, которая достаточно распространена и часто использовалась различными греческими авторами (Ксенофоном, Геродотом, у Платона неоднократно в «Софисте», особенно «Государстве» и других диалогах). Он противопоставляет общему частное, ιδία, как, например, во фр. 23 Mch: «διό δε! επεσθαι των <ξυνώι, τουτέστι τώι> κοινώι (ξυνός γαρ δ κοινόσ)· Του λόγου δ' εόντος ξυνοΰ ζώουσιν οι πολλοί ως ιδίαν έχοντες φρόνησιν». Этот фрагмент приводит Секст Эмпирик и он же комментирует слова Гераклита следующим образом8: «Чуть ниже он [Гераклит] добавляет: "Поэтому должно следовать общему", а ξυνός - это и есть "κοινόσ". "Хотя логос - общ, большинство [людей] живет так, как если бы у них был особенный рассудок"».

Смысл слова ξυνός на ионийском диалекте - совместный, общий или касающийся всех, принадлежащий всем, т.е. общее в подлинном смысле. На аттическом в этом же смысле использовалось слово κοινή, о котором Секст и говорит, что ξυνός γαρ ό κοινόσ. Общему здесь Гераклит противопоставляет ιδία - частное в буквальном смысле частной собственности, частного владения, того, что принадлежит не всем, а конкретному индивидууму, либо то, что является публичным, дано в общественном порядке.
10.1 Вольф: Когда Гераклит словом εν (единое) обозначает нечто неделимое, одно по числу, то тогда его нужно понимать как "общее" (антитеза: "частное"), хотя для этого он употребляет и другое слово: ξυνός.

10.2 Ссылки на то, как, в каком смысле употребляли те или иные слова Платон или Геродот, в ионийском или аттическом диалекте, конечно же, "свидетельствуют", что так их должен был употреблять и Гераклит. Методология, однако.

11
9 Фрагменты, с. 197.
10
η δ' εστίν ουκ άλλο τι αλλ' εξήγησις του τρόπου της του παντός διοικήσεως, διό καθ' δ τι αν αΰτοΰ της μνήμης κοινωνήσωμην, άληθεύομεν, α δε αν Ίδιάσωμεν, ψευδόμεθα. νυν γαρ ρητότατα και εν τούτοις τον κοινον λόγον κριτήριον αποφαίνεται, και τα μεν κοινή φησι φαινόμηνα πιστά ως αν τω κοινω κρινόμενα λόγω, τα δε κατ Ιδίαν εκάστω ψευδή.
Пример общего для всех, который приводит Гераклит - это закон. Фр. 23 (а): «Кто намерен говорить с умом, те должны крепко опираться на общее (ξυνφ) для всех, как граждане полиса - на закон и даже гораздо крепче»9. Закон с одной стороны объективен, но он принимается всей совокупностью граждан. В этом смысле Гераклит отличает индивидуальную точку зрения от той, которая согласная, совокупная, и потому объективная. То есть, мы не складываем мнения всех по совокупности, а находим нечто общее для всех, единственное, что удовлетворяет всем.

Это значение также хорошо показывает, что общее в принципе не может быть понято как составное или многое, это антитеза с совершенно иным смыслом. Этот смысл, пожалуй, наиболее полно отражает фр. 34 Mch: у круга начало и конец общие (ξυνόν γαρ άπχη και πέρας επί κύκλου περιφερείας). В таком понимании общее предстает как предел или граница между частными владениями - переход между ними, какой либо зазор или разрыв обнаружить невозможно, это в действительности то, что в равной мере принадлежит как одной, так и другой стороне, всем и каждому. И в этом смысле как то, что подлинное Одно (не как единое - целое и состоящее из множества элементов, а как единственное) может рассматриваться именно ξυνός, и оно же является истинным. Об этом вполне справедливо говорится в следующем комментарии Секста Эмпирика, который помимо прочего подтверждает и точность выбранной нами пары в антитезе. Комментируя фрагмент Гераклита, Секст говорит: «А это разумение есть не что иное, как истолкование образа устроения всего. Отсюда, поскольку мы вступили в общение с памятью о нем, мы находимся в истине; а коль скоро мы возымели свои особенности (Ίδιάσωμεν), мы находимся во лжи.

При таком положении дел Гераклит действительно яснейшим образом выражает в приведенных словах, что общий разум есть критерий: и явное всем вообще, говорит он, вполне достоверно, будучи как бы предметом суждения для общего разума; а то, что является каждому особенно, - ложно»10.
11.1 Вольф: Гераклит сравнивает общее с законом, поэтому "общее" у него понимается как то, что обще для всех и каждого, как "граница между частными владениями", переход между которыми обнаружить невозможно.

11.2 Это именно так, говорит Вольф, ведь Секст Эмпирик так это понимал.

12 На основании этого замечания можно полагать, что рассмотренные категории-антитезы не взаимозаменяемы, но взаимосоотносимы: через одну из их легко уточнить содержание другой: именно так общее (в данном случае разум) будет критерием для явного, а частное - для неявного, и именно посредством перевода неявного в явное через достижение общего возможно постижение истины, особенное соотносимо с ложью, общее истинно. Таким образом, можно предположить, что одна из составляющих антитез - одно, общее, скрытое - характеризует начало, другая - все, частное, явное - сущие вещи, и то и другое неразрывно связано друг с другом.

Тем самым, утверждая в IMch - (a) [ii]: «все вещи появляются вследствие этого логоса»; [iii]: «Я объясняю те слова и вещи, различая их в соответствии с их природой и затем показываю их такими, как они есть», Гераклит разрешает через противоположности (обращение к которым действительно следует понимать как один из его методов) те противоречия, которые следовали из положений милетских философов - начало должно быть связано с сущим, но каковы характеристики этого начала и какого рода эта связь, не ясно. Именно эту проблему решал Гераклит, исходя из анализа природы сущих вещей и установив мета-уровень противоположностей.
12.1 Вольф: Из замечания Секста Эмпирика следует, что три пары антитез нужны сами по себе, они уточняют друг друга, а также то, что одна сторона этих антитез (одно, общее, скрытое) характеризует начало, другая (все, частное, явное) - сущее. Следует из этого и то, что Гераклит разрешил противоречие милетцев...

12.2 "Положить" и "предположить" можно, конечно, все что угодно. Можно привести и много умных слов (мета-уровень и т.п.) и дать тексты на греческом. Но вопрос, вообще-то, в том, чтобы обосновать, доказать если не все, что хотя бы что-то из "положенного"...

13 * Работа выполнена при финансовой поддержке гранта президента Российской Федерации – МК.2020.2005.06. 13.1 Увы, не первый раз сталкиваюсь с тем, что публикации в области гуманитарных наук, делаемые на основании какого-либо гранта, такое впечатление, делаются больше для галочки, для оправдания полученных денег, а вот научная сторона остается как-то в стороне... :(



Источник: http://www.nsu.ru/classics/bibliotheca/wolf_heraclit_anti.pdf
Категория: Актуальные исследования | Добавил: AVictor (25.01.2009)
Просмотров: 4211 | Комментарии: 6 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 4
4  
Great insgiht! That's the answer we've been looking for.

3  
Спасибо, конечно, за высказанное мнение, но жаль, что это лишь мнение, причем высказанное с большими претензиями (с этакой "интеллигентской распальцовкой" smile ), но голословно. На мой взгляд, такая "защита" работы М.Н. Вольф способна лишь незаслуженно дискредитировать ее почище всякой критики.
P.S. Отчество Кессиди в разных книгах писалось по разному (уж такому крутому специалисту это надо бы знать smile и приведено как в первоисточнике.

2  
Статья М.Н. Вольф замечательная. Уровень автора, его степень владения как греческими источниками, так и современными интерпретациями Гераклита, весьма заметны.

Аффтару сайта: За публикацию Вольф Вам спасибо, это доброе дело. Правда, это доброе дело Вы сами несколько подпортили своими дилетантскими "комментариями". Хотя... не знаю, как сама Марина Николаевна, но я лично Вам это прощаю. Просто не спорьте о вкусе устриц и кокосовых орехов с теми, кто их ел. (с) М.М. Жванецкий

ЗЫ: И переправьте плиз отчество Кессиди здесь: http://geraklit.moy.su/load/

Привет от Младшего


1  
Не сразу, но нашел более подробную информацию об авторе: Вольф Марина Николаевна, можно посмотреть персональную страничку: http://www.nsu.ru/classics/Wolf/index.htm . Внес изменения в текст, необходимые в связи с неправильным первоначальным представлением о поле автора. surprised

Имя *:
Email *:
Код *: